социология языка, sociology of language, системно-функциональная лингвистика, systemic functional linguistics, социология управления, sociology of management, дискурс-анализ, CDA, теория кодов легитимации, LCT, Vygotsky, социально-культурная теория Выготского, социальная теория управляемости, social theory of manageability

Проблема авторских прав на учебные курсы и программы: Университет & Преподаватель & Студент

Материалы круглого стола журнала “Спектрум”

“ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ.

Майкл Луи: В наше время, мы обладаем огромным рядом различной информации, представленной в цифровой форме, это: Web-страницы, котировки, базы данных, Web- конференции и т.д. Эта информация имеет несколько необычных характеристик. В отличие от книг, которые обычно написаны одним или несколькими авторами, эти данные вовлекают целую группу. Так же, в отличие от большинства продуктов, цифровые продукты постоянно изменяются (достаточно просто менять электронный документ), итак если вы защищаете что-то, то, что же вы защищаете? Ведь это может быть использовано неограниченным чис-лом людей одновременно, может быть легко скопировано и распространено с помощью электронных сетей связи, индексированных дисков, CD-ROM-ов, и других типов хранения средств массовой информации. В то время, как статутный и судебный законы об авторских правах и патентах были адаптированы для применения к компьютерному программному обеспечению, закон об интеллектуальной собственности так-же был адаптирован для новых информационных технологий. До тех пор пока, законы не введены, нам необходимо основываясь на этике решить, как правильно поступать в тех или иных случаях. Мне хотелось бы сфокусироваться на четырёх основных вопросах. Первый (для исследовательских университетов) это, является ли контроль над интеллектуальной собственностью, соответствующим их традиционной задаче обнаружения и распространения знаний? Второй: должны ли университеты делить их собственность со студентами и профессорами за продукцию курса, которую они разработали и которая всё время изменяется? В университетах является традиционным выдача авторских прав профессорам на академические книги или научные работы. Когда продукция уже разработана с помощью университетских ресурсов, обычно университет утверждает некоторые права собственности. Но если студент уже окончил университет, имеет ли он право потребовать продолжения частичного права на собственность над продукцией, которая продолжает изменяться? Третий: должны ли компании иметь права на собственность для компьютерного программного обеспечения и других цифровых документов, разработанных индивидуальными служащими, не по их специфическим назначениям. Например, если компьютерная программа была разработана для благотворительной организации? И, наконец, какая интеллектуальная собственность может быть изъята служащим, который оставляет компанию или университет? Давайте начнем с первого, утверждает ли университет контроль над интеллектуальной собственностью? Школы и интеллектуальная собственность.

Линтон Салмон: Я верю, что правительство США уже приняло Bayh-Dole Act [от 1980, с внесением поправок в закон об авторском праве и торговой марке], который особо поощряет и фактически требует, чтобы университеты имели право на интеллектуальную собственность. Они (университеты) наиболее гибко используют собственность такого вида. С философской позиции, существует три пути распространения ин-формации. Первый через студентов, через преподавание и обучение. Второй через публикации. И последний – через коммерциализацию. Для некоторых концепций научное открытие, это если вы будете – наилучшей машиной для распространения коммерциализации.
Труди Белл: Я думаю, что удерживание прав собственности не противоречит распространению знаний. Вы можете защитить что-то авторским правом, но это не будет являться торговым секретом. Это не значит, что вы что-то прячете, просто чтобы использовать вашу продукцию, другие люди должны иметь разрешение.

Дон Готтербарн: А как насчёт коллективного вида собственности? В настоящее время я включён в проект с одним джентльменом из Англии, который работает в университете. Мы разрабатываем процедуру для этического создания решения, которую мы автоматизируем с помощью инструмента программного обеспечения. Мои студенты, в Теннеси, работают над производством инструмента, а его студенты, в Англии, ра-ботают над теорией связанной с этим инструментом. Мы очень надеемся, что этот инструмент улучшит качество решений программной разработки, и мы сможем сделать её доступной для тех, кто хочет её использовать. Но в то же время, у нас два университета, каждый из которых за-являет: “Вы работаете на нас, поэтому это наш продукт”.

SPECTRUM: Университеты действительно это утверждают?
Готтербарн: Обеспечение прав на интеллектуальную собственность как раз относится к теме сегодняшнего собрания…
Kейт Миллер: Вопрос о коллективных продуктах несомненно спорен в данное время. Там где я работаю, я разрабатываю компьютерную программу по автоматизации тестов, но это не будет учебником. Некоторые профессоры хотели бы использовать её и в общественной области, и я хотела бы, может быть, дать её кому-нибудь, или может быть про-дать профессорам. С другой стороны, университет заявил, “Конечно, вы можете её продать, но они должны зарегистрироваться здесь”. Таким образом, у нас нет традиции присвоения авторских прав отдельному лицу, и разные университеты решают эту проблему разными путями. Существует так же факт, что в одном университете решение может быть различным в разных студенческих городках.
Каролина Уайтбек: Существует традиция разделения программ для курсов. Было бы необычным, ссылаться в чей-то собственной про-грамме, на другие, которые этот человек использовал. Стандарты на ссылки и кредитные распределения, принятые с публикациями и патен-тами ослабляются, когда происходит разделение программ и улучшение преподавания. Так, разделение курсовых работ имеет сходство, некоторым образом, с разделением программ.
Миллер: Мы распространяем авторские права на учебники и платим за них, но мы не охраняем авторским правом и не платим за учебные программы. Вопрос состоит в том, какой аналогии мы должны придерживаться?
Брайан О’Коннелл: А какой тип модели вы собираетесь использовать, чтобы объяснить или классифицировать “собственность”? Прежде всего, вы делаете предположение, которое я не уверен, что хочу принять. Но это то, что если это собственность, то мы обязательно говорим о некоторой вещи, которая продаётся. Одна из идей, которая возникает в этой дискуссии: можем ли мы принять авторские права как модель? Но существует также важные на-правления, как в бизнесе, так и в правительстве в настоящее время, по которым исследуется возможность лицензирования или использования информации. Авторские права предусматривают, что при распространении ин-формации, она может изменена. Вы понимаете, что она будет распространена. Но когда люди начинают говорить о лицензировании каких-либо данных, то существует возможность их контроля вплоть до того, где вы должны уплатить за каждое использование этой информации.
Луи: В отношении вопроса о собственности, важно признавать, что авторские права и патенты не подразумевают обладание идеей. Авторское право – это просто механизм для защиты выражения идеи. И аналогично для патентов, это разрешение на право лицензировать производи-телей…
Белл: … для определённого периода времени.
Лесли Элен Харрис: Мы должны различать разницу между защищёнными или выраженными авторскими правами и самой информацией. Это две разные вещи. Джей Кисан: Когда работа опубликовывается, мы не говорим о са-мих фактах, (какое авторское право использовалось), но о пути организации материала, сортирования и компоновки. Это, возможно, могло бы быть решённой задачей. Но вернёмся к первому вопросу Майкла Луи об авторском праве или патентах, продвигают они или тормозят распространение информации? Законы установлены так, что они не продвигают раннюю публикацию. То есть, если вы публикуете какой-то материал слишком рано, то вы теряете свои патентные права. Существуют определённые уставные запрещения. А именно, вы должны получить свое патентное удостоверения, прежде, чем опубликоваться. На этом этапе, информация приостанавливается, и становится недоступной для аспирантов и исследовате-лей. Таким образом, это является настоящей публикацией. Со всеми исследовательскими и технологическими офисами, открывающимися в университетах, и их требованием, чтобы патенты были получены на университет, и их отказом от лицензий, они (университеты) создают ситуацию такую, что теперь есть аспиранты, которые думают, что было бы хорошо, если бы они могли окончить университет имея два патента, чем две статьи. Так в чём же заключается основная задача университета?
Пегги Хун: Университеты начали следить за своей интеллектуальной собственностью в большей степени из-за аспекта управления, чем из-за собственности. В Государственном Университете Северной Каролины, мы храним документы об авторских правах, для того, чтобы можно было использовать полисы на интеллектуальную собственность. Наше беспокойство, в первую очередь, не о том, кто собирается стать собственником и использовать это право. Это касается использования автор-ских прав, и это приводит к еще большему желанию к распространению информации. Это было вызвано не только развитием цифровой и сопредельными технологиями, а так же кризисом в области научных журналов. Рост подписных цен угрожает свободному распространению информации, например, библиотеки, вынуждены прекратить подписку на многие журналы. Университет не обязательно хочет владеть информацией, которая является результатом его исследования, но в любом случае они хотят иметь возможность использовать эту информацию бесплатно, а не платить за право использования своей же информации. Кесан: Я опасаюсь, что хотя бы один университет для получения патента на свои исследования будет использовать различные способы лицензирования и различные типы лицензий. Так что если лицензию получает некоммерческий университет, то естественно он предоставит эту лицензию бесплатно. Другая сторона проблемы интеллектуальной собственности, которая меня волнует, связана с коммерческой ценностью технологий разработанных в университете. Я ещё более озабочен выбором проектов для аспирантов. Действительно ли вы хотите, что бы они решали те проблемы, которые приводят к увеличению прибыли? Самые прибыльные проекты вовсе не обязательно самые великие с технологической точки зрения, они лишь решают конкретные практические проблемы. Так чем же должны заниматься студенты? Решать конкретные за-дачи или раздвигать границы познания? Использовать ли частичное лицензирование?

Луи: Давайте перейдем к следующей проблеме, которая касается университетов, не использующих право на полную собственность на интеллектуальные продукты, произведенные профессорами и студентами – так называемая распределенная модель. Что произойдет если студент разработал какой-то программный продукт и затем покинул данный университет, а другие студенты пришли на его место для продолжения данного проекта? У кого будут права на владения этой собственностью?
Хун: Я не могу понять по какому законному праву университет может требовать…
Луи: Работа по найму аспиранта.
Spectrum: Можете ли вы привести конкретный пример?
Луи: Безусловно. В Иллинойсе был разработан Web-курс под на-званием Дикая Утка (Mallard). Так вот, вначале права на этот программный продукт были распределены между университетом, профессором и студентом, который участвовал в начальной стадии разработки проекта. Проект Дикая Утка продолжался, пришли другие студенты и пере-писали часть кода программы таким образом, что от оригинального кода практически ничего не осталось. И новые студенты задают достаточно логичный вопрос: “Посмотрите, мы написали большую часть программы, разве не нам должны принадлежать права на этот продукт?”
Салмон: В случае патентования интеллектуальной собственности все участники, включая студентов, имеют изначальные права собственности. Проблема с учебным и другим программным обеспечением не очень четко прописана в законодательстве. Очень не просто определить долю участия каждого разработчика в данном проекте. Не тот ли это человек, который написал 9000 строк кода, но не участвовал в разработке концепции программы? Либо это тот человек, который разработал пусть и не большую, но самую важную и трудную часть всего проекта?
Кесан: Хочу привести пример из собственного опыта. Однажды я преподавал в классе Законы и Нормы Киберпространства. Ни каких специальных учебных материалов по этому предмету практически не существует. Я собрал кусочки этой информации вместе и связался с профессорами, преподающими в этой области. Эти профессора согласились написать по одной часть, затем сложить эти части вместе, тщательно отредактировать и опубликовать в Сети. И кто же будет обладать права-ми на эту интеллектуальную собственность? Я имею в виду, будут ли эти правами обладать университеты, к которым принадлежат профессора.
Луи: Собственность не только приносит прибыль, но также поднимает вопросы ответственности и долга. Если что-то пойдет не так, кто за это будет отвечать?
Уайтбек: Запрет на распространение информации между факультетами хранит в себе большую угрозу учебному процессу. Все равно в этом вопросе существует много неопределенностей. Приведу вам один пример. В одном из ведущих университетов была очень талантливая сотрудница. Она разработала учебный курс, используя последние достижения в своей области. После нескольких лет преподавания данного курса её коллега по факультету тоже захотел читать этот курс. Через не-которое время она обнаружила, что другой преподаватель опубликовал лицензионный CD-ROM, с курсом, который она разработала. Учитывая, что все это происходило в одном университете, вопрос об интеллектуальной собственности не рассматривался. Эта преподаватель приложи-ла большие усилия для создания данного курса и ожидала какую-либо материальную отдачу от этого, но даром. Однако некоторые из её кол-лег, с помощью небольшой доработки, запатентовали данный курс, и теперь он приносит деньги.
Салмон: Мы не учитываем, что во время этой дискуссии, мы должны рассматривать не только университеты, а также другие учреждения. Для компаний, например, вопрос кто владеет информацией – это вопрос жизни и смерти. Эта дискуссия должна состояться в среде этих компаний. У Netscape и Microsoft намного больше денег и адвокатов, чтобы решить данную проблему. Наше и не наше.
Луи: Так ли уж это правильно и хорошо, когда компания обладает такими широкими правами на интеллектуальную собственность своих работников. Должен ли работник, беспокоится о том, что работа, сделанная для благотворительных организаций, будет подпадать под собственность компании??
Белл: Сделанная в рабочее или в свободное время?
Луи: А есть ли разница?
Белл: Безусловно. Одно время я вела колонку в газете, касающуюся законодательным проблемам. По моему мнению, когда человек покидает компанию и переходит на другую работу, основной принцип, сформировавшийся 10 лет назад, говорит о том, что если вы разработали что-либо на оборудовании компании и в рабочее время, то естествен-но это собственность компании. Если же вы разработали это во внерабочее время и на собственном оборудовании, то это уже ваша собственность.
Салмон: Когда я поступал на работу, я подписал документ, в котором я передавал всю интеллектуальную собственность, которую я раз-работал в руки компании. Было совершенно не важно, где я разработал ту или иную идею, если ресурсы компании были задействованы. В то время, будучи молодым доктором наук, я спросил: “Ну, и как далеко это может заходить?” И человек из персонала компании ответил, шутя: “Ну, если компании это приносит выгоду, тогда мы этим владеем”. Это была шутка, это нельзя было воспринимать буквально. Но компания не может себе позволить иметь сотрудника, работающего над проектом, который решил написать последние 15 строчек дома и про-дать всю программу в другое место. Компания понимает, что это не при-емлемо. Это достаточно новая проблема, потому что в прошлом для разработки идеи всегда требовались ресурсы компании. Что же касается программного обеспечения, то все может быть сделано в домашних условиях. Я даже могу сделать это на моем Palm Pilot-е. Вы можете сделать это на своем PC.
Кесан: Существует одно четкое правило: когда вы уходите из компании, все, что осталось у вас в голове ваше. Все остальное, какая-либо материальная вещь, которую вы хотите взять с собой может привести вас к юридическим проблемам. Контракт при приеме на работу говорит о том, что если вы хотите запатентовать свою разработку, пусть даже не связанную с вашей основной работой, вы должны вначале показать это своему работодателю. А он должен ответить: “Хорошо, меня это не интересует, патентуйте это на себя”. По крайне мере так обстояли дела в IBM, когда я там работал.
Салмон: А что если вы работаете консультантом или временным служащим? Вы, как и любой другой инженер, работающий в Microsoft-e, работаете на одном и том же рабочем месте, разница только в цвете вашего платежного чека. И что тогда?
Миллер: Поподробнее, пожалуйста.
Салмон: Хорошо. Представьте, что вы работаете консультантом на полставки. Работая в компании, вам в голову пришла отличная идея. Однажды дома вы подумали: “Эге, из этого можно сделать коммерче-ский продукт”. Безусловно, компания обладает правами на продукт ко-торый вы разрабатываете для компании, а как же быть с другими разра-ботками?
Луи: Ну, если специальных законов не существует, как же быть? Херкерт: Консультанты всегда разрабатывали собственные про-дукты, для своих клиентов. Затем они использовали их для других кли-ентов. По аналогии, как мне кажется, здесь также не должно возникать никаких этических проблем.
Миллер: Естественно, если я писатель и работал сторожем до моего первого настоящего романа и в романе главным героем тоже яв-ляется сторож, то мой работодатель не получит ни цента от продажи романа…
Кесан: Как человек, участвовавший во многих судебных процессах, могу сказать, что это зависит лишь от того, сколько денег на этом действительно сделано. Это столь же просто, как и следующее. И если ставка достаточно большая, компания найдет ту информацию, тот документ, ту вещь, которую вы забрали с собой.
Харрис: Консультанты заключают длинные контракты, в которых указывается, что является собственностью компании, а что её работника. Я уверена, что во многих случаях, особенно в университетах, такие специальные контракты не заключаются. Так что каждый решает практически сам: “Это часть моих рабочих обязанностей или нет?” Но для своих клиентов, даже для себя, как юридического консультанта, я решаю вопросы интеллектуальной собственности, потому что для меня они очень важны. Иногда это бывает очень непросто, так как каждая кампания или учреждение рассматривает этот вопрос по своему. Я приведу вам небольшой пример. Я работал по контракту в некоммерческом секторе. Их политика заключалась в том, что они владеют всем, что я делаю для них. Так вот, я подготавливал большой отчет об исследованиях. Как консультант я, конечно, использовал одну и ту же информацию по несколько раз. В начале работы я сказал: “Вы можете использовать мои исследования внутри компании. Но, если вы опубликуете их Web странице или в коммерческом документе, вы должны вначале спросить об этом у меня”. Они ответили мне: “Мы не можем сделать этого. Наша политика распространяется на всех. Так что пожалуйста подпишите наш контракт, а мы в свою очередь выдадим вам бумагу, что если мы захотим использовать вашу работу в этих целях, то мы вначале спросим вас об этом”. Для меня это был первый случая в работе консультантом”

Полный текст дискуссии доступен по ссылке (Spectrum)

 

Leave a Reply

Войти с помощью: 
Персональный мультилингвальный блог, посвященный междисциплинарному взаимодействию социологии, лингвистики и менеджмента. Блог содержит информацию о научных мероприятиях и междисциплинарных дискуссиях. При цитировании активная гиперссылка обязательна. ©Mariia Rubtcova, 2009-2016